Проклят тот, кто порабощен любовью к деньгам. Деньги заберают место братьев, деньги заменяют родителей, деньги приносят нам войну и кровопролития.

Анакреонт, 570 - 485 до н. э.

Отзывы о банках


InfoBank.by – Все банки Беларуси  >  Интервью  >  Просмотр интервью

Родовое проклятие НДС

Размер шрифта:    Уменьшить шрифт  Восстановить исходный рзмер  Увеличить шрифт 


НДС платят многие компании, но у лизингодателей с этим налогом особенные отношения. Почему и в каких ситуациях НДС представляет опасность, мы спросили у практиков.

С нами беседовали: Кузнецов Эдуард Александрович, заместитель директора лизинговой компании Финпрофит, Верниковский Дмитрий Александрович, директор ДЭН Инвест, (специализация компании - валютный лизинг).

Infobank.by:

– Людям непосвященным сложно понять, почему НДС – налог, который платят почти все, воспринимается лизингодателями, как какая-то угроза их бизнесу. Почему опасен НДС?

Кузнецов Эдуард Александрович:

– На рынке очень серьезная ситуация во многих лизинговых компаниях, в том числе - и в нашей (хотя нам всего лишь 3 года) с уплатой НДС. Но как только я начинаю о ней говорить – мне возражают: не трогайте эту тему, она очень сложная. Потому что некоторые топ-менеджеры лизинговых компаний не понимает, откуда появляется этот НДС, который нужно уплатить. Почему именно столько?



Кузнецов Эдуард Александрович
 
Но вопрос в том, что как только лизинговая компания начинает его платить, она будет его платить уже постоянно. Если ситуация не сложится так, что опять начнет появляться много сделок, то уплата НДС станет постоянным оттоком капитала из лизинговой компании. НДС - это реальные деньги, которые лизинговые компании получают от своих клиентов с каждым лизинговым платежом и имеют возможность использовать их в своих коммерческих целях в краткосрочном периоде.

Некоторые компании их используют для того, чтобы пополнить фонд потребления и выплатить заработную плату сотрудникам. Некоторые используют для того, чтобы вложить в новые сделки. Те, кто вкладывает в новые сделки, эти деньги вернут. А те, кто выдал в качестве заработной платы, эти деньги уже никогда не увидят. И в этом состоит проблема.

К обязательным платежам любой лизинговой компании относятся:
  1. Основной долг по кредитам банков, которые платят при любых обстоятельствах.

  2. Проценты по кредитам банков, которые так же платятся по любому.

  3. Основной долг по займам, которые выплачиваются иностранным инвесторам с процентами.

  4. Налоги, которые выплачиваются по любому.

  5. Заработная плата сотрудникам.

 
И вдруг появляется обязательный платеж, сумма которого зависит от того, какая лизинговая компания, как давно работает и какие объемы у нее лизингового портфеля. Это может быть колоссальная сумма, котораяза месяц может и не быть саккумулирована. Ее надо накапливать в течение двух-трех месяцев в лучшем случае. А может и не получиться накопить.
 
На сегодняшний момент – это бесплатные ресурсы, которые дает нам государство с помощью отсрочки оплаты. Мы их отдаем, спасибо даже не говоря. Хотя надо сказать спасибо государству, что оно дало нам определенный срок, что мы на них еще и заработали.

Сейчас ситуация очень показательная. Я думаю, что как минимум треть лизинговых компаний будут платить НДС. А в первом квартале, к 20 января, я думаю, их будет еще больше. Я много общаюсь с дружественными компаниями, это не банки – у них нет такой конкуренции, у каждого свои клиенты и подходы к работе.

Мы часто обмениваемся информацией: вот этот клиент – с подмоченной репутацией, а с этим можно работать. И поэтому хочется их просто предупредить, чтобы большее внимание уделили суммам накопленного НДС. Чтобы мы потом не теряли те компании, к которым уже привыкли. И, если к ним приходит бухгалтер и говорит, что такой вот объем средств будет к уплате – нужно прислушаться к бухгалтерии, значит так и будет. Потому что бухгалтерия видит дальше, а не только объем портфеля и сколько будет доходность.

И если выходит к уплате НДС – сильно отсрочить его не получится, если нет серьезных объемов сделок. Это уже будут постоянные расходы. Это надо предвидеть, это надо понимать.

Это основная проблема, которая появляется от того, что уменьшается количество сделок. И, соответственно, чтобы накопить эти ресурсы, должны приходить деньги вовремя с просрочкой максимум 30 дней, это крайний срок. Сейчас не то время, чтобы давать отсрочки клиентам. Если есть возможности – можно, но надо работать с ними очень четко.

Тот, кто заберет сегодня ликвидное оборудование у неплательщиков, еще сможет его продать. Тот, кто заберет его через месяц – два – три, то денег на рынке будет еще меньше и продать его по какой-то определенной цене будет невозможно. И убыток будет еще больше.

Поэтому, я вижу на ближайший период, это мое мнение, кто-то может не соглашаться, до конца 2013 года нужно сконцентрировать внимание на аккумулировании ресурсов для создания подушек безопасности. Они будут необходимы для осуществления обязательных платежей лизинговой компании.

Если начнутся проблемы с обслуживанием собственных долгов, через некоторое время компаниям, которые не заплатят банкам, будет очень сложно брать кредиты. Кредитную историю никто не отменял. И никто не посмотрит через 2-3-5 лет, что был конец 2013 года, когда можно было не платить из-за тяжелой финансовой ситуации на рынке. Нельзя. Это репутация. Это очень важно.

Не надо, чтобы было,  как в статьях – «посмотрим, кто выживет». Я хотел бы, чтобы выжили все. Для рынка это будет лучше. Это будет показателем того, что на рынке работают достаточно грамотные люди, которые понимают не только, как взять деньги и потом отдать, а и то, как их сохранить и приумножить. А с такими профессионалами было бы интересно поработать и в качестве конкурентов, и встретиться с ними в неформальной обстановке.

Посмотрите внимательно на свой бизнес, не смотрите на всех остальных – у них такие же проблемы, у кого-то больше, у кого-то меньше. Но эти проблемы надо принять и решать, а не откладывать.

Верниковский Дмитрий Александрович:

– Понятие НДС в лизинговых компаниях является больной темой. НДС лизинговые компании не платят за счет экономической составляющей. Мы приобретаем товар, а возврат НДС происходит за длительный интервал времени. Но ситуация в том, что лизинговая компания каждый месяц должна покупать и покупать и вкладывать деньги.


 
Верниковский Дмитрий Александрович

Если лизинговая компания приостанавливает деятельность, не покупает новую технику для новых лизинговых договоров, то есть риск, что постепенно НДС начинает выходить к уплате. С этим сталкивается не одна лизинговая компания и есть с этим определенные проблемы.

Это налоги, которые  реально существуют, и деньги, пришедшие на счета, есть, но технически так получается, что уплата их в лизинговых компаниях имеет отложенный период. И когда время уплата этого налога придет, очень тяжело сказать.

Обычно такие социально-экономические потрясения или ограничение кредитования могут большую часть лизинговых компаний, работающих за счет банковского ресурса, поставить на край выплаты самого НДС. Это нужно понимать. И хорошо, если у лизинговой компании этот НДС лежит весь на счетах, а не вложен куда-то в сделки, а вы самим понимаете, это воспринимается, как свободный ресурс.

Хорошо, если уровень просрочки оплаты лизинговых платежей не превышает прибыль лизинговой компании на текущий момент. Тогда понятно, что заработали - то в просрочке лизинговых платежей зависло, в проблемной задолженности. Если свыше, то значит НДС вложили в сделки.

С этим существует ряд проблем. К сожалению, просрочка на текущий момент в лизинговых компаниях начинает расти. Нашей компанией принято решение не работать с государственными предприятиями, потому что у них существуют проблемы по расчетам. А берут они суммы немаленькие, и соотнести риск проблемной задолженности к нашему портфелю по большим суммам сложно. Мы не хотим лишний раз рисковать.

Но, как показывает практика, большая часть даже частных предприятий, которые мы финансируем, может быть, ни сами, а через другие организации и торговые сети все равно связаны с госпредприятиями. Есть проблема на текущий момент по просрочке платежей. Это пока не переходит за грани, установленные какими-то нормативами безопасности, или фактически превышает их на 1-2%.

Но она существует. И, со слов лизингополучателей, она есть, потому что им не оплачивают их выполненные работы, а там дальше по цепочке всплывает госпредприятие, которое взяло товар с отсрочкой уплаты, но так и не рассчиталось. К сожалению – это такой замкнутый круг, который на сегодня мы разорвать не в силах. И эту проблему не мы должны решать.

При заключении новых сделок лизинга, даже валютного, мы пытаемся у всех клиентов всеми правдами и неправдами уточнить – с какими контрагентами они работают, кому они оказывают услуги, кому реализовывают товары и понять, были ли у них проблемы с расчетами с их контрагентами. Это правильная практика. Мы и раньше так делали, но сейчас уделяем этому самое большое внимание.

Потому что анализ финансового состояния предприятия, баланс – это картинка одного дня. Она не показывает реальное движение компании, реальное движение денег. Это контрольный срез на какую-то дату. Сегодня все хорошо – миллиард на расчетном счету есть – баланс ликвидный, завтра миллиарда на счету нет – баланс неликвидный.

А это операция одного дня. Поэтому мы стараемся анализировать и кредитную историю. И смотреть, с кем дальше по цепочке работает лизингополучатель. Потому что источником выплат нам клиентом является его деятельность, его выручка. Если не у него – проблемы могут существовать у других людей с оплатой контрактов.

Infobank.by:

- Что будет, если настанет черный день, когда нечем будет платить НДС?

Верниковский Дмитрий Александрович:

– Если сумма НДС находится в составе просроченной задолженности, то обычная практика – это выставление клиентов на так называемую картотеку. Мы прекрасно понимаем, что налоги платить надо, никто из нас от этого уклоняться не собирается. И НДС всегда платится, но если НДС не хватает, то всегда возникает вопрос «почему». Почему нет денег и где они?

В бухгалтерском учете, так как учет ведется по отгрузке, пока деньги не пришли – выручка в некоторые моменты может представлять такую нарисованную цифру. По графику она есть – но деньги не пришли. Почему понятие «просрочки» очень важное для лизинговой компании. Проблемы бывают разные. ДЭН Инвест до такой ситуации не доходил.

Известные мне компании также не доходили до этого, но, как показывает практика, если НДС нечем платить, то происходит реализация имущества лизинговой компании, а это затрагивает интересы лизингополучателя, потому что все имущество находится у него. Чем это грозит не надо объяснять.

Скажем, клиент исправно платит, потом к нему приходят и начинают забирать имущество, которое он уже практически все оплатил. Репутация лизинговой компании будет тогда не самой приятной.

Тут уже со стороны лизингополучателя будет вопрос, как совсем выкупить предмет, за который выплачено уже 90% стоимости ликвидного предмета. Поэтому лизинговые компании должны контролировать вопрос с НДС, пока он не находится на стадии выплаты, как бесплатный источник с отложенным периодом.

Он должен закладываться на депозитные счета. Потому что на сегодня ставки депозитов по белорусским рублям выгодны для юридических лиц, с этого можно зарабатывать деньги. Это деньги без рисков. Можно вложиться в лизинговую сделку с чуть большей маржой, или положить на депозит. Но в случае возникновения опасности уплаты НДС, лучше выбрать депозит. Потому что, если деятельность не ведется и НДС начинает выходить к уплате, то желательно, чтобы он был на расчетных счетах.

НДС никуда не денется, он всегда находится в потоке денежных средств. Он либо не пришел, потому что просрочка лизинговых платежей, либо его переложили в другие сделки или в разницу кредитных и лизинговых портфелей. Если взять лизинговую компанию на какой-то момент, представить себе, что завтра все лизингополучатели заплатили все долги и закрыли до конца все сделки. И мы закрыли за счет этих ресурсов все кредиты.

Взять контрольный срез и свести все в ноль, то НДС на счету будет находиться. Он никуда не денется. А так либо он во вложенном состоянии, либо на расчетных счетах, либо где-то в виде валюты через конвертацию, если сохранение валютной выручки.

Если нечем платить НДС, для лизинговой компании в этом приятного мало. Это похуже, чем неуплата кредитных договоров. Потому что банк в случае неоплаты кредитных договоров может забрать имущество сам, а в случае неуплаты НДС – это блокировка счетов, а от этого уже начинает происходить неуплата по кредитным договорам. Одно за другое начнет цепляться. Ничего хорошего в этом нет.

Поэтому крупные лизинговые компании, у кого уровень просрочки все-таки минимален, а уровень прибыли достаточно большой, платят НДС постоянно, потому что НДС можно не платить только в том случае, технически, если лизинговый портфель растет каждый месяц опережающими темпами. Фактически, сегодня вложили 200 тыс. долларов, завтра – 220 тыс. долларов, послезавтра – 240. И так далее. Останавливаться нельзя.

На какой-то момент, когда лизинговая компания наберет портфель в 5-6 миллионов долларов, и приостановит финансирование, не будет привлекать новых клиентов. Тогда НДС сразу выходит к уплате. Это ключевой фактор, его анализ показывает постоянно. Других вариантов – нет.

Причины этого НДС банально просты. В торговых организациях, которые занимаются реализацией, или импортом, НДС в себестоимости продукции уже заложен. Они либо платят ввозной НДС за товар, либо он куплен где-то в себестоимости.

Следовательно, в их выручке, с которой они платят налоги, НДС рассчитывается только на разницу. Фактически, если торговая организация работает с прибылью, НДС накапливается и определяется, но не такими суммами.

У лизингодателя же весь НДС, который начисляется на лизинговую ставку (в зачетной схеме нет НДС по себестоимости, только хозрасходы и все остальное, т.е. ресурсы, проценты банков, проценты инвесторов, иностранные ресурсы и кредиты идут без НДС). В полной мере на всю выручку начисляется НДС. Этот НДС и является ключевым, который выходит к уплате.

Он составляет значительные суммы. В других организациях таких сумм возможно и нет. У экспортеров вообще ситуация прямо противоположная. Они многие работают по нулевой ставке за счет экспорта продукции. У них весь НДС, который им предъявляется по затратам, либо им возмещают, либо он имеет отложенный период, но им его возмещают.

У нас ситуация другая, у нас входящего НДС нет фактически – у нас исходящего много. Это причина, по которой НДС накапливается, и рано или поздно выйдетк уплате.

Infobank.by:

– Если сделка в валюте, то НДС тоже платиться в валюте?

Верниковский Дмитрий Александрович:

– Сумма НДС фиксируется в белорусских рублях на дату отгрузки по накладным. Лизинговой компании передали по накладным  по договору купли-продажи, лизинговая компания передала по договору лизинга в валюте. НДС, который на лизинговую ставку начисляется в валюте, каждый конкретный раз пересчитывается. Это как выручка, каждый месяц выручка по разному курсу начисляется.

Соответственно, он уплачивается не совсем в валюте, но имеет валютную привязку. Сказать, что я что-то отгрузил 3 года назад в белорусских рублях, мне пришло 100 млн. НДС и лизинговая компания его сконвертировала в валюте и положила, то в этом случае получится, что 100 млн. НДС и будет к уплате.

Это если сделка изначально была в белорусских рублях, и не к какой валюте там привязки и не было. В случае валютного лизинга каждый раз выручка пересчитывается по курсу. Соответственно, НДС тоже пересчитывается по курсу и имеет четкую пропорциональную зависимость от выручки, приходящей на счет. Он платится белорусскими рублями, но привязан все равно к курсу.

Infobank.by:

– Если вы не платите банку по кредитам, то он может прийти к любому вашему клиенту и забрать у него оборудование, переданное вами в лизинг?

Верниковский Дмитрий Александрович:

– По тому кредитному договору, по которому не происходит оплата, есть конкретный залог, конкретный предмет. Банк будет стараться обратить взыскание, на имущество, заложенное по этой сделке. Он не имеет права забрать другое имущество или то, которое ему не заложено.К каждому кредитному договору есть свой залог. Банк имеет право только на него.

Есть понятие хороших клиентов, есть понятие средних клиентов, которые поднимают трубки, обещают оплатить и со временем платят. А есть клиенты, их немного, которые после получения товара по накладным, первые два-три платежа делают, а потом уже могут не отвечать на телефонные звонки, не брать трубки. И таким клиентом нормального общения уже не получается. Только, к сожалению, судебный разговор.

В данном случае для лизинговой компании самое главное – закрыть банковский кредит. Лизинговая компания должна рассчитаться, это ее репутация. Иначе дальнейшего разговора и сотрудничества с банком уже не получится.

ДЭН Инвест не прибегал к таким схемам на текущий момент, и прибегать, скорее всего, не будет. Но практика показывает, что если клиент не платит, можно отдать предметы лизинга банку и сказать, что лизинговая компания не можем больше обслуживать долг, потому что  этот   лизингополучатель не выполняет свои обязательства.

Тогда банк спокойно, потому что заложено имущество и в договоре лизинга это прописано, может забрать предмет и закрыть долг, если он реализует его по нормальной цене. И на этом сделка будет фактически закрыта.

Мы не сторонники судебных разбирательств. Лизинговая компания должна договариваться с клиентом. Это ключевой фактор. Все мы люди, все мы живем в одной стране. Но есть клиенты, которые на текущий момент просто не хотят разговаривать, не хотят о чем-то вести речь.

У нас тоже не стоит задача передать лизингополучателю ликвидный предмет, взять аванс в 40%, дождаться 2-3 платежа, а потом всеми правдами и неправдами пытаться забрать предмет лизинга для реализации. Суд это тоже прекрасно видит и понимает, чтомы не столько хотим вернуть свои деньги, не оплаченные в срок, сколько хотим получить сверхприбыль за реализацию вот этого ликвидного предмета. Это очень тонкая грань.  

Нужно всегда вести диалог с клиентом. Но, если он не хочет разговаривать, и деньги не приходят: ни платежи, ни чего, меняет юридические адреса, меняет телефонные номера. Бывает, в единичных случаях, что доходит до такого абсурда. Как с таким клиентом разговаривать – с ним даже поговорить, нормально не удается. Если не хотят прислушаться к нам – может быть, тогда прислушаются к банковским сотрудникам, к судебным исполнителям, ко всем остальным. А как по-другому?

Infobank.by:

– Некоторые лизингодатели говорят, если нам не платят, то мы на следующий же день приезжаем, забираем оборудование и реализуем его. У вас получается не так?

Верниковский Дмитрий Александрович:

– Есть разные лизингодатели, у каждого своя политика. Иногда это правильный ход. Надо понимать, что это за сумма, насколько она критична, и какие меры надо принимать. Если лизинговая сделка на миллион долларов, а портфель всего 10. Это крупная сумма для лизингового портфеля. И если неуплата 1-2 платежей вызывает риск неуплаты всего кредита и представляет угрозу финансовому состоянию самой лизинговой компании, то ждать, конечно, нечего.

Надо действовать какими-то экстремальными путями. Главное, пытаться закрыть долг, чтобы он не рос. Потому что это самый главный элемент. Поэтому надо понимать соотношение суммы и что происходит у лизингополучателя. Главное, чтобы он не исчезал никуда: ни с телефонов, ни из пределов досягаемости.

Чтобы можно было с директором, либо ответственным исполнителем поговорить, чтобы он написал письмо, поставил печать, подпись – тогда-то и тогда-то оплачу. Когда мы понимаем, что происходит, мы можем корректировать свою финансовую политику и разговаривать с банком. Но, если не удается ни с кем поговорить, то чего ждать. Ждать, когда он совсем загонит лизингодателя в убыток, и тот не сможет платить кредит. Это не самое правильное решение. Финансовая безопасность компании – самый важный элемент.

Соответственно, и просрочку контролировать приходится, и НДС в ситуациях ограничения кредитования, и все остальные вопросы. Лизинговая компания – это не просто взял в банке деньги, отдал лизингополучателю и живешь на свои 2%. Это серьезная компания, в ней работают серьезные люди, которые понимают, что они делают. Это банковские сотрудники, имеющие огромный опыт финансовой и руководящей работы. Это финансовая организация.

Некоторые большие лизинговые компании по размеру крупнее, чем некоторые белорусские банки, но в них работает гораздо меньше персонала. Это не самая простая работа. И мы понимаем, что мы делаем. Этим мы и зарабатываем деньги. Лишние проценты – некоторые говорят, что лизинг дороже, чем кредит. Но экономическая суть – окупаемость есть. Плюс мы берем на себя промежуточные финансовые риски,  это ключевой фактор именно нашей работы.

Infobank.by:

– А есть какой-то капитал у лизинговой компании, который, как подушка безопасности, должен быть?
Кузнецов Эдуард Александрович:

– Да, конечно. Мы ведь и говорим, что уже сейчас у лизинговых компаний есть какая-то прибыль, которая накоплена за определенный период. Скажем, с начала года. Уже это может являться серьезной подушкой безопасности.  Второе – это валютные платежи, которые приходят. Потом разные варианты – приобретение чего-то на короткий срок.

Подушку безопасности мы по любому создаем, и, когда распределяется прибыль, мы всегда говорим с учредителями, что необходимо оставить в резервном фонде какую-то сумму. Это, например, официальная позиция Финпрофит. Не знаю, как в других лизинговых компаниях – насколько дальновидные учредители.

У нас они настроены на долгосрочную работу и на устойчивость компании. Может быть, потому что у нас корни всех учредителей из банковской системы, и все думают о будущем и хотят стоять на устойчивой почве. Мы сами зарабатываем и сами думаем о безопасности бизнеса, потому что даже, когда подаешь какие-то документы в банки, и у тебя есть резервный капитал – это положительный момент.

Он есть, он помогает, потому что эти деньги не вымываются с расчетного счета. Они иногда очень нужны при обязательных платежах. Они позволяют какие-то кредиты погасить быстрее, если у клиента осталось выплат на 3-10 млн. Проще погасить кредит за него и взять новый. Повышается и доходность этих денег. Ведь мы их не привлекаем, а, следовательно, маржа больше. Это очень управляемые деньги. Сейчас очень приятно их держать на депозите.

Проблема в том, что банки эту ситуацию наблюдают уже второй месяц и начинают задавать вопросы, не можете ли вы предложить своим клиентам повысить ставку. Потому что у них есть желание по старым кредитам повысить ставки.

И у нас встает вопрос, если нам повышают ставки до определенных уровней, а к ставке рефинансирования это никакого отношения не имеет, к рыночной – да. А почему вы считаете, что рынок сейчас 45%? Это Нацбанк так считает. Мы считаем, что рынок 23,5%, Нацбанк уже третий месяц оставляет ее на этой цифре. Значит – это рынок, почему он не поставил 40%? Нет, ставка рефинансирования – 23,5%.

Поэтому вопрос вот в этих отношениях. Мы можем пойти навстречу банку, если он скажет, на два-три месяца давайте посмотрим. Но тогда мы со своего батона берем масло и отдаем банкам, а сами едим только хлеб. Только так. У нас же не такая ситуация, что щелкнул пальцами, и все поменялось. Надо переделывать графики, заключать дополнительные соглашения, согласовывать с клиентами. Вопрос: почему?

Они сейчас понимают, что они в хорошей ситуации. И менять эту ситуацию никто не хочет. Можно, конечно, завязнуть в этой ситуации, заняться изменениями графика, но я не думаю, что сразу все согласятся. Процентов 90 скажет: нас ваши проблемы не волнуют. Это – пришлые. Те клиенты, которые нас понимают, которым мы на встречу шли, которые сами нам на встречу идут, есть. И с ними можно договориться. Но опять же - не хочется.

Если только не очень длинные сделки и очень большие суммы, потому что мы не потянем уменьшение маржи. Мы и так работаем на очень небольшой марже. И мы сразу сказали, что мы работаем на минимальной наценке, потому что у нас минимальное количество людей, мы эффективная команда – и мы работаем именно на объеме. И это наш основной плюс.

Да мы берем деньги в банке, но делаем небольшой процент, и работаем быстро. Если мы изменяем ставку на 2-3%, мы уходим в ноль. И мы показываем это банку, и он говорит, так вы поднимайте ставки клиенту, но это тяжело. Так клиента потерять можно.

Поэтому, чем больше длится ситуация неопределенности, тем труднее. Банки новые кредиты не выдают, а на чем-то зарабатывать надо, поэтому желание поднять ставку на том портфеле, который есть, на 2 или даже на 0,5% - это для них очень весомый плюс. А у нас то, что они подняли себе в плюс, уходит в минус. Чем дольше такая ситуация будет, тем сложнее будет всем!

Верниковский Дмитрий Александрович:

– Увеличение лизинговых ставок по белорусским рублям может вылиться в 3 ситуации:
  1. Либо клиент соглашается, и платит дальше по повышенной ставке. Он это понимает, понимает суть.

  2. Либо он перестает платить, потому что у него и так возникают проблемы с расчетами. И тут ему еще больше платить за лизинг – возникает просрочка.

  3. Либо он говорит: меня это не интересует, и досрочно гасит.

Ни второй, ни третий варианты не являются самыми положительными. Это негативные варианты. Он нам оплачивает лизинг, мы сразу же гасим кредит банку. Банк не может новые кредиты выдать, а ему еще и досрочно погашают портфель.

Понятно, что желание банков увеличить маржу по выдаваемым кредитам в связи с конъюнктурой рынка, может вылиться в то, что потом будут потери и отчисления в резервный фонд.
 
Кузнецов Эдуард Александрович:

Самый худший вариант для банков в том, что лизинговая компания может прийти и сказать: я платить не буду по этим кредитам – и всё. Вы мне поднимаете ставку, а я по этим кредитам платить не могу. А у нас все в залоге у этого банка. Забирайте все это оборудование сами и продавайте. Такая ситуация может сложиться, если банки станут настаивать на изменениях ставок.  

Это не поголовно, но такая тенденция может родиться в головах. И когда такие звоночки идут, что может быть поговорить с клиентами, потому что ставки у вас уже не рыночные по договорам. Кто вам сказал? У нас все рыночное.

Если вас не устраивает, давайте с вами разговаривать. Клиентов не трогайте – клиенты – это святое. Потому что если я не смогу платить, если мне будет не выгодно, если я буду платить банку, а от клиента получать меньше, то кто тогда мне клиент?

Если будет совсем плохо, то будет плохо совсем. Выровнять эту ситуацию будет очень сложно. И банки от нее не выиграют. Они могут выиграть 1-2% за один месяц, а потом получить кучу оборудования, которое им никогда не было нужно.

Лизинговые компании для всех банков – это очень серьезный барьер, который берет на себя очень много рисков,  связанных с тем оборудованием, которое находится у клиентов. И они понимают, что платежи из лизинговых компаний будут по любому, потому что это их бизнес. И если они перестанут платить, то им новых кредитов никто не даст.

Если происходят какие-то просрочки и изъятия, не надо забывать про резервы. Резервы – это бесплатные деньги, которые опять же даются Нацбанку. Банки могут заработать 200 млн и отдать 500 млн. Те же самые деньги. Они потом вернутся, конечно, но когда.

Так что в этой ситуации банковская система должна смотреть очень внимательно. Мы на самом острие. И у нас тоже нервы. Не надо рубить сук, на котором сидишь!
Понравилось? Отправь друзьям!


Оставить комментарий
  
Комментариев нет


Спецпредложения