Последние отзывы на лизинговые компании



Новые статьи по лизингу


Валютный лизинг: риски и возможности

Размер шрифта:    Уменьшить шрифт  Восстановить исходный рзмер  Увеличить шрифт 


Мы поинтересовались особенностями валютного лизинга  у трех директоров лизинговых компаний. На наши вопросы отвечали Дмитрий Верниковский, директор ДЭН Инвест, (специализация компании - валютный лизинг), Эдуард Кузнецов, заместитель директора лизинговой компании Финпрофит и Никита Кисельков, директор лизинговой компании СМАРТ Партнер.


- Чем отличается валюта от псевдовалюты? И с какими проблемами сталкивается лизингодатель при осуществлении валютного лизинга?

Дмитрий Верниковский: «На сегодняшний день ДЭН Инвест старается не работать в псевдовалюте, хотя такие сделки есть. Они были сформированы и сделаны за счет собственных ресурсов, накопленной прибыли. Это свои деньги, по которым компания не долженосуществлять платежи и нести валютные риски. Это не привлекаемый, а собственный ресурс.




Дмитрий Верниковский

Здесь не возникает вопросов конвертации валюты, потому что это собственный ресурс. Если же мы привлекаем иностранныйресурс, или ресурс внутри страны из банковской системы, если мы должны валюту – соответственно, хотелось бы, чтобы валюта приходила и по договору лизинга.

Тогда мы выполняем функцию лизингодателя, а не звена, которое начинает бегать по рынку и искать эту валюту для погашения своих обязательств. Фактически псевдовалютный лизинг становится сейчас все более и более рисковым.

ООО «ДЭН Инвест» в договорах лизинга на момент заключения псевдовалютных сделок прописывать, что в случае ограничения покупки валюты на бирже лизингодатель и лизингополучатель должны сесть за стол переговоров и найти компромиссный курс, по которому лизингополучатель будет платить, и по которому лизингодатель сможет приобрести валюту.

Когда курс Нацбанка не отвечает реалиям купли-продажи валюты, опять-таки вспоминая 2011 год (это пример, на который  на текущий момент все ориентируются) тогда существует вопрос, что надо где-то оперативно найти и приобрести валюту. Тогда существовало множество курсов, не понятно, к какому курсу все-таки привязаться.

Разбежка по курсам на конкретный день была 200-300 рублей. Хорошо, если клиент лоялен к лизинговой компании и готов помочь ей в поисках возможностей конвертации белорусского рубля в валюту.

Но, можно ведь работать и чисто «по договору». Когда в договоре написано, курс Нацбанка плюс 2%, можно так и платить. Конечно есть условия по договорам лизинга в этой части, многие лизинговые компании стараются прописать все возможные способы выхода из курсового капкана, но все равно это очень размытая ситуация.

Оплата лизинговых платежей в валюте от всего этого избавляет. Только если Нацбанк не примет решение ограничить расчеты в валюте между резидентами по старым контрактам. Но обычно при возникновении ограничений они распространяются на новые, заключаемые сделки лизинга.

На текущий момент для того, чтобы работать именно с валютным лизингом, с оплатой непосредственно в валюте, существует только два варианта:

- первый вариант - привлекать иностранные ресурсы и для приобретения предметов лизинга либо внутри страны, либо за рубежом, и на основании 165 письма получать лизинговые платежи в валюте.

В этом ООО «ДЭН Инвест» дает письмо для обслуживающих лизингополучателей банков, и в этом случае лизингополучатели имеют право приобретать валюту на Белорусской валютно-фондовой бирже для расчетов по договорам лизинга с резидентом РБ, либо оплачивают лизинговые платежи из своей валютной выручки.

-второй вариант - привлекать банковский валютный ресурс внутри страны, но с определенными ограничениями. Согласно 136 письму Нацбанка от 2013 года лизингодатель обязан потратить валютный кредит от белорусского банка на оплату по внешнеэкономическому контракту.

Это значит, что предмет лизинга приобретается у нерезидента, следовательно, валюта не поступает на биржу для продажи. Лизингодатель должен указать эту информацию в своем письме для обслуживающих лизингополучателей банков. Только тогда лизингодатель имеет право получать лизинговые платежи в валюте.

Рефинансировать валютные кредиты и займы от нерезидентов нельзя, следовательно, необходимо привлекать все новое и новое иностранное финансирование. Работа в этом направлении в нашей компании ведется постоянно. Однако недавно было принято решение, что будем усиливать работу по внешнеэкономическим контрактам.

Предмет лизинга, который лизингополучатель хочет приобрести здесь, мы готовы организовать и привезти из-за рубежа, соответственно, оплатив внешнеэкономический контракт. Тогда можно брать кредиты в обслуживающих нас банках и получать лизинговые платежи в самой валюте. Но…

Не так давно Нацбанк и Правительство своим решением о реформировании экономики приняли решение ограничить рост кредитования экономики, и фактически банки приостановили кредитование даже по действующим линиям. Никто не хочет рисковать, пытаться выходить за рамки установленных лимитов.

Банковский ресурс внутри страны стали ограничивать такими вот рамками и такими вот мерами. Это в скором времени начнёт отражаться на лизинговых компаниях, которые работают за счет банковского ресурса внутри страны.

Никита Кисельков: «На данный момент мы в валюте ничего еще не финансировали, пока было достаточно клиентов и достаточно возможностей финансировать в белорусских рублях. Но сейчас задумываемся о возможностях финансирования в валюте.




Никита  Кисельков

 
Но опять же, как было сказано ранее, валютный лизинг – это либо зарубежный заем, либо предоставление для банка внешнеэкономических контрактов, чтобы была оплата за рубеж именно валютой. Чтобы клиент, имея валютную выручку, мог платить нам валютой. Либо это третий вариант – псевдовалютные сделки.

В пределах какого-то небольшого лимита, в пределах 5-10% от портфеля. Можно для поддержания портфеля, чтобы он не падал, не проседал. Мы можем под клиентов, имеющих валютную выручку, под хороший авансовый платеж, под ликвидный предмет лизинга проводить псевдовалютные сделки.

До момента какой-то стабилизации на белорусском валютном рынке. Но это с точки зрения портфеля, чтобы он не проседал. Задача – не столько заработать и захватить псевдовалютный рынок, а стимулировать клиентов, которые себя хорошо показали, чтобы они не уходили в другие лизинговые компании, и поддерживать портфель на определенном уровне.

Но мы не планируем доводить псевдовалютные сделки до 20-30%, тем более 50% портфеля. Потому что, если возникнут сложности на валютном рынке, или курс растет резкими темпами, мы должны иметь возможность своими накопленными прибылями, фондами  свободно рассчитываться со своими кредиторами.

Политика ООО «СМАРТ Партнер» сегодня такова, чтобы обязательные суммы платежей по всем кредитным линиям, которые открыты в банках, оплачивались на месяц вперед. Это создает подушку безопасности, и появляется возможность свободные денежные средства держать на депозитных счетах.

В ситуации макроэкономической дестабилизации можно было перекрывать этими ресурсами банковские кредиты в случае возникающей просрочки. Надо сказать, что портфель ООО «СМАРТ Партнер» довольно диверсифицирован. На стадии принятия решения наши аналитики большое значение придают дебиторской задолженности, которая существует у клиента, на основании расширенных списков дебиторов и клиентов.

Например, среди клиентов организации могут быть 2-3-4 контрагента, и какая-то часть из них, или все являются государственными организациями или организациями, которые занимаются таким видом деятельности, где многое связано с госзаказами или госпрограммами. У них все может быть хорошо, а через год ситуация может измениться.

Просрочка, которая возникает, может в очень маленьких суммах перетекать за месяц или на пять дней следующего месяца – в таком случае многие клиенты платят следующий лизинговый платеж вперед. Тем самым компенсируя просрочку на неделю, на две.

- Насколько тяжело привлекать ресурсы из-за границы? Инвесторы оттуда смотрят на нас с интересом?

Дмитрий Верниковский: «Скажем так, иностранных банков, которые готовы финансировать лизинг внутри Беларуси, не так уж и много. Те банки, которые готовы финансировать, уже работают с конкретными лизинговыми компаниями. И поддерживать их прямых конкурентов им совершенно не выгодно.

Конкретно при разговоре с любым банком сразу возникает вопрос об обеспечении. Часто в виде обеспечения иностранные банки хотят видеть гарантию белорусского банка. Причем не какого-нибудь маленького банка, а первоклассного банка, у которого есть кредитный рейтинг.

И по итогу стоимость кредитного ресурса, привлеченного из-за границы, станет настолько велика, что целесообразность его привлечения может быть только в случае, если внутри страны совсем не будет кредитных ресурсов, и кредитование остановится. 

Тогда будет и рост ставок по кредитам, и будет неважно под какой процент брать: и под 15%, и под 20% валютные кредиты. Такое тоже может наступить.

За границей сложно брать кредиты именно с технической стороны. Иностранные банки – те, с которыми мы разговаривали, при наличии 100% ликвидного обеспечения готовы предоставлять кредиты нерезидентам. Но страхование финрисков, страхование страновых рисков, которое подключается, наличие залога здесь, а не там, где они могут его постоянно контролировать – в этом для них есть чисто технические сложности.

Им тоже надо вкладывать деньги, и они их вкладывают, но в небольших количествах, небольшими порциями. Сразу никто десятки миллионов долларов не собирается давать – это понятно. Но те инвесторы, с которыми мы разговаривали, готовы были рассматривать варианты финансирования, не было категоричного «нет», но у них были условия конкретно связанные с обеспечением.

И здесь уже с нашей стороны тяжело это выполнить по некоторым моментам, поэтому иностранных ресурсов в таком объеме, как хотелось бы – увы, нет. Есть ограничения больше субъективного характера. Банки, с которыми мы работаем, готовы дать гарантию. Но иностранный банк начинает анализировать белорусский банк и говорит, так тут ни рейтинга, ничего. Такие моменты тоже существуют.

Эдуард Кузнецов: «Хочется добавить, в связи с тем, что недавно была ограничена выдача кредитов в экономику, вопрос с выдачей гарантий может быть и будет актуален в ближайшее время. Надо будет его пересмотреть и обратиться в те банки, которые под уровень подошли, возможно, они и готовы будут выдать гарантию. Это же не выдача реального кредита.




Эдуард Кузнецов

Все зависит от того, как операция выдачи гарантий отражаются на банковских балансах. Будут ли учитываться выданные гарантии в кредитном портфеле, если нет, то может быть – это один из вариантов, который оставил Нацбанк для того, чтобы Предприятия привлекали из-за границы деньги. Это интересная схема, которая может стать востребованной в ближайшее время.

- Что такое псевдовалюта? Какой принцип ее выдачи?

Никита Кисельков: «Банки дают валюту, чтобы лизинговая компания могла продать ее на бирже, купить у резидента Беларуси какой-то предмет лизинга и затем, получая в белорусских рублях платеж под какой-то процент – курс Нацбанка плюс полпроцента или процент – покупать на бирже валюту и расплачиваться по кредиту. Банки анализируют лизинговую компанию, ее масштабы и размер запрашиваемого кредита.

Не все банки предоставляют кредит не под экспортную выручку. Это тоже только какая-то часть, около четверти банков, может предоставить кредиты в псевдовалюте. Но это идет как микрокредитование – там небольшие сделки, под 30% аванса, под очень ликвидную технику. Лизингополучатели анализируются не только лизингодателями, но и банками.

Если у лизингополучателя понятный, доходный бизнес, пускай - он завязан и на белорусском рынке, но у него выручка привязана к курсу валюты. Либо это поставка оборудования, которая опять же в валюте фиксируется, то такие небольшие сделки можно проводить на короткие сроки, как правило – до двух лет. Такое практикуется, но не в больших объемах.

Некоторые банки готовы на то, чтобы только основной долг приходил в валюте, а проценты шли только белорусскими рублями. Кто-то говорит и проценты, и основной долг - только в валюте.  Здесь все зависит от банков.

- А небольшие суммы – до какой величины?

Никита Кисельков: «Это суммы до 100 тыс. долларов. Все, что больше, рассматривается конкретно, как уникальные случаи, не по традиционной схеме. Традиционная схема – это новые автомобили, новое оборудование, цена средней сделки – 40-50 тыс. долларов. Это нормальная рабочая сделка для субъектов малого предпринимательства. Если микросделки – это 15-20 тыс. долларов и они тоже проходят очень просто».

Дмитрий Верниковский: «У ООО «ДЭН Инвест» выручка приходит в валюте, в валюте лизинг оплачивают при соблюдении всех норм, которые выставляет Нацбанк. Когда пришла валюта на счет компании, эта валюта не продается на бирже, потому что валюта от резидента и она не подлежит обязательной продаже. Часть этой выручки тратится на погашение основного валютного долга, часть на погашение процентов, а какая-то дельта в виде заработка остается на расчетном счету.

В вопросах с псевдовалютой, если за спиной стоит банковский валютный кредит, а лизингополучатель платит белорусскими рублями (это форма оплаты).

Кредит получается под 13-14% годовых, лизинг выдается под 16-17%, но клиент платит в белорусских рублях. Лизингополучатель сегодня заплатил 1 тыс. долларов по курсу 9200. И эти 9,2 млн. белорусских рублей нужны, чтобы конвертировать в доллары и погасить валютный кредит.

Иногда банки могут разрешить гасить долг и проценты по валютному кредиту белорусскими рублями по банковскому коммерческому курсу. Это называется «замена валюты обязательств», но в последнее время все меньше и меньше банков на это соглашаются.

Деньги необходимо конвертировать, и оплачивать валютный кредит. И появляется цепочка из двух взаимосвязанных рисков.
Первый момент – это сам лизингополучатель. Если мы понимаем, что его бизнес адаптирован и при росте курса у него увеличится объем выручки в белорусских рублях, если мы понимаем, что он зарабатывал свою тысячу долларов по курсу 9200, а теперь зарабатывает эту тысячу но по курсу 15 000 - то с ним риск исчерпан.

Тогда второй риск возникает у лизинговой компании. Если на ее счет пришла не валюта, а белорусские рубли, то нужно делать конвертацию. Сегодня любая организация может купить валюту у банка только в рамках лота, т.е. 999 долларов. А сумма лизинга гораздо больше, сумма долгов по кредиту гораздо больше, и получается, что белорусские рубли лизинговая компания выставляет на биржу. Возникает вопрос, а всегда ли на бирже можно купить валюту. Сейчас – да, а потом? Сделка лизинга длится не 2-3 месяца, минимум год, а иногда и 5 лет. Эти «технические» моменты нужно обязательно учитывать.

Это в том случае, если за спиной стоит банковский или иностранный кредит, который обязательно нужно оплачивать. Если это собственный ресурс, то вопрос конвертации не имеет такую острую необходимость. Но это уже политика каждой отдельной лизинговой компании.

Чем больше Нацбанк ставит отграничений по оплате лизинга в самой валюте, тем больше я, как руководитель ООО «ДЭН Инвест» задумываюсь над тем, чтобы начать работать с клиентами по псевдовалюте. Но все время останавливает вопрос, а что будет, если не получится купить валюту.

Когда у клиента есть валютная выручка, а он заключает договор в псевдовалюте, то понятно, что здесь он частично защищен от роста курса. В случае каких-то непредвиденных случаев, как в 2011 году было, он сам сможет обеспечить лизинговую компанию валютой.

Или лизингодатель сделает по кредиту исполнение обязательства третьим лицом, и тогда лизингополучатель будет гасить вместо лизингодателя банковский кредит в валюте. А маржу лизингодателя будет оплачивать белорусскими рублями по курсу.

Я считаю, что лизинг в псевдовалюте - это самый рискованный вид лизинга с позиции лизингодателя. С позиции лизингополучателя – это самый на сегодня выгодный вид лизинга по процентным ставкам.

Вот только, если опять будет неразбериха с курсами – все ли лизингодатели и лизингополучатели договорятся о курсе оплаты лизинговых платежей?

- А вообще 2011 год был финансово тяжелым, вы какие-то выводы для себя сделали по его итогам?

Эдуард Кузнецов: «Все выходили по-разному. В 2011 году все, кого вы видите здесь, были в самой лучшей ситуации, потому что у всех нас был только белорусский рубль, который был взят у банка и вложен белорусский рубль.

В ООО «Финпрофит» так и говорили клиентам - мы этого не делаем. Это делают вот те, те и те – и клиентам подсказываем. С одной стороны подсказываем, потому что им надо, а с другой стороны понимаем, что если что, то у нас будет еще один плюс, что клиенты этой компании придут к нам через некоторое время. Мы были в хорошей ситуации, потому что, мы не были должны по кредитам в валюте.

Сейчас ООО «Финпрофит» даже перестраховывается. Мы стараемся не заключать сделки в псевдовалюте. Как только начинаешь заниматься вопросами, как и где найти деньги банку, сразу начинаешь терять клиентов, которых ты мог бы найти. И многие дела уходят на второй план.

На валюте не такие заработки. На белорусском рубле маржа 5-8%, кто-то позволяет себе 10% поставить. Это средние показатели. По валютной сделке не поставишь 10% годовых, можно поставить 3%, 4% - максимум.

По сделкам в валюте клиенты торгуются за каждые 0,5%. И для чего брать на себя такие риски? Только чтобы клиента поддержать. Там не заработаешь. А может получиться еще и хуже. Сам себе еще и убытки сделаешь. Заработок на валютном лизинге минимальный.

А если еще и считать потери на покупку валюты. Мне, скажем, сегодня пришли деньги, которые вчера были отправлены по какому-то курсу. На следующий день я увидел деньги, которые пришли по вчерашнему курсу. Я их сегодня на биржу отправил. Курс завтрашний я не знаю. Конвертация занимает минимум 3 дня, и ее надо сделать до платежа по кредиту. Это математика.

Поэтому приходится за свои деньги покупать валюту. В основном все так и делают. Потому что когда к тебе придет белорусский рубль, он уже пойдет на собственные расходы. Сразу же покупается валюта, если она есть на бирже, и закрываются кредиты, чтобы был чистый месяц.

Дмитрий Верниковский: «Цели покупки валюты на бирже четко определены. Предприятие не может, получив белорусские рубли, купить на бирже валюту и положить на счет. Если валютный платеж уже погашен за счет собственных средств, и на расчетный счет пришли белорусские рубли от клиента с опозданием – у тебя единственный вариант, чтобы белорусские рубли не девальвировались на счету – купить валюту на бирже и закрыть кредитный платеж банку за следующий месяц.

Белорусские рубли на расчетном счету, даже на депозите, это не то, к чему мы стремимся. Если бы ООО «ДЭН Инвест» заключило договора лизинга в псевдовалюте в конце 2011, то уже вышли из большей части сделок, потому что они обычно длятся 1-2 года. Но кто ж тогда мог с уверенностью сказать, что эти 2 года ситуация с кусами и с биржей серьезно не изменится.

Вот сегодня совсем непонятно, чего ждать завтра. Мы подаем в банк документы на валютный кредит, через пару дней звоним в банк, а нам отвечают, вы знаете - Нацбанк приостановил кредитование. А на следующий день говорят, давайте дальше поработаем, пока еще ничего не понятно. А послезавтра может быть придет новое письмо, скажут: все, стоп.

Интересно работать – каждый день новости».

Понравилось? Отправь друзьям!


Оставить комментарий
  
Озвученные в интервью проблемы, связанные с валютой  несколько преувеличенны и драматизированы.  

Связано это как раз с тем, что лизинговые компании, директорат которых освящал тему, не имеют и не способны привлекать относительно недорогие  постоянные линии в валюте, урывками перехватывая под единичные сделки кредитование в банках, при этом не будучи уверенными каждый раз в конечном результате. Поэтому естественным кажется их желание рисовать лизинг в белорусских рублях как наиболее оптимальный вариант для лизингодателей.

В то же время часть ведущих компаний, особенно в сфере автолизинга, получают финансирование в валюте и  работают  в привязке к валюте, практически целиком формируя таким образом свои портфели.

При этом они научилось учитывать и обходить возникающие при этом проблемы, связанные в т.ч. с псевдовалютой и умеют эффективно работать в кризисных ситуациях.
Alodin 13/11/2013 15:16